X
Нажмите Нравится
iLenta

Марисса Майер: от инженера Google до генерального директора Yahoo

11 февраля 2015, 23:44 | Anton Petrov [2376]
Марисса Майер — самая молодая среди директоров компаний из престижного списка Fortune 500. Ей пришлось преодолеть множество преград на пути к успеху.

Марисса Майер — самый успешный руководитель в истории Yahoo. Уровень доверия сотрудников к ней, согласно исследованию аналитического агентства Glassdoor, составляет 79%. Акции компании за два года её руководства выросли почти в три раза. Журналисты полагают, что Майер — единственная, кому под силу вывести Yahoo из глубокого кризиса, хотя на это ей может понадобиться более десяти лет.

К своим 39 годам Марисса Майер, по данным Business Insider, заработала как минимум $500 млн — $300 млн за время работы в Google и $200 млн за время работы в Yahoo.

Юность и воспоминания одноклассников

Марисса Майер — трудоголик, и всегда им была, вспоминают одноклассники и одногруппники нынешнего генерального директора Yahoo. Уже в школе стало ясно, что Марисса очень умна, умнее многих своих сверстников, и гораздо упорнее их. Лиф Ларсон, бывший одноклассник Майер, написал в своем блоге: «В старшей школе Марисса была чертовски умна — и она это знала. Но она не обращалась с другими снисходительно — скорее просто выглядела уверенной в себе. Она никогда не была особенно популярной, но активно участвовала в жизни школы. Что бы она ни делала, Майер старалась довести начатое до идеала».

В школе проявился и трудоголизм Мариссы. В интервью журналу Vogue Майер рассказала, что каждый день после школы она занималась в кружках: балет, фигурное катание, плавание или дебаты. К старшим классам она занималась балетом по 35 часов в неделю. В школьном альбоме Майер запечатлена на дебатах, на которых она и её команда выступали против введения избирательного права для бездомных (и выиграли чемпионат штата).

Сама Майер признается, что ей хорошо давались естественные и точные науки: физика, химия, биология, математика, — и учителя активно поддерживали её интерес.

После окончания старшей школы, Майер подала заявления в 10 крупнейших университетов, в том числе Стэнфорд, Йель и Гарвард. Во все 10 её приняли. Тогда она проранжировала учебные заведения по ряду критериев (включая, например, такой, как средний балл принятых абитуриентов). Вперед вышел Стэнфорд, и Марисса Майер решила учиться там на уникальной для вуза специальности — «символьных системах». Программа включала изучение философии, когнитивной психологии, лингвистики и программирования.

Изначально Майер планировала получить в Стэнфорде степень по химии или биологии и стать в дальнейшем нейрохирургом, но, внимательно изучив программы специальностей, она обнаружила, что будет изучать то же самое, что и студенты «средних» вузов — и решила выбрать профиль поинтереснее.

После завершения бакалавриата Майер осталась в университете для получения магистерской степени в Computer Science. Преподаватели довольно быстро поняли, что она и сама может читать лекции — и Марисса начала преподавать у младших курсов.

После полугода преподавательской деятельности Майер её куратор опросил студентов, у которых она вела занятия. Большинство из них признали лекции Майер очень эффективными, но отметили, что иногда она говорит так быстро, что студенты не успевали записывать. Речь у Майер еще не была так хорошо поставлена, как сейчас — она издавала в паузах пыхтящие звуки и забавно смеялась. Ученики даже собрали из записи её смеха компиляцию на YouTube.

Лекция Мариссы Майер в Стэнфорде в 2006 году на тему девяти теорем инноваций — Майер уже занимает позицию вице-президента по продуктам поиска и пользовательским интерфейсам в Google.

Google

После окончания университета Майер получила как минимум 14 приглашений на работу от разных компаний. Она выбрала Google — тогда еще небольшой и никому не известный проект. Марисса стала двадцатым сотрудником Google и первой женщиной-инженером в компании. Vanity Fair отмечает, что Майер чуть не удалила письмо от Google с приглашением на работу — название стартапа показалось ей странным. Она долго сомневалась насчет своего решения, но собеседование в проекте развеяло её сомнения — её поразили незаурядный интеллект всех сотрудников и рискованность самого стартапа — так что Марисса решила попробовать.

Среди прочих приглашений было, например, письмо от университета Карнеги-Меллон, куда Майер звали на должность преподавателя. Будущий генеральный директор Yahoo отказалась — место показалось ей слишком скучным.

Успехи Майер в Google на позиции разработчика оказались не слишком впечатляющими. Она больше месяца возилась с системой, которую нанятый ей в пару Джефф Дин построил гораздо быстрее. Тогда Марисса поняла, что больше не хочет программировать — но и уходить из Google тоже не желает. Она стала искать своё призвание, осваивая работу во всех департаментах проекта. Майер поработала в отделе маркетинга, в PR-службе, помогала настраивать сервера, писала речи для руководства, проводила служебные совещания.

Майер организовала в Google программу обучения для молодых менеджеров. Туда набирали перспективных студентов с технических специальностей — и Марисса обучала их навыкам менеджмента и руководства различными проектами. Одновременно девушка продолжала читать лекции в Стэнфорде.

Трудоголизм Мариссы никуда не делся — по её собственным словам, она могла работать по 100 часов в неделю, выделяя на сон лишь по четыре часа в сутки. Однажды она услышала от Ларри Пейджа фразу «мы лежим» перед уходом домой — и осталась с командой восстанавливать работоспособность сайта. Этот эпизод сблизил её с руководством компании (с Ларри Пейджем впоследствии у Майер даже был непродолжительный роман).

В итоге Майер заняла позицию вице-президента по продуктам поиска и пользовательским интерфейсам Google. В теории она должна была отвечать за то, как выглядят все продукты компании для пользователя, последней утверждать их внешний вид.

Недовольство подчиненных и коллег

На практике, Майер, по словам её бывших сотрудников, занималась «битвами за пиксели». Она самостоятельно протестировала 41 оттенок синего, чтобы понять, какой из них будет лучше всего смотреться на главной странице. Майер не доверили разработку интерфейсов — этим занимались другие команды, но она ревностно выполняла свои обязанности по утверждению внешнего вида всех продуктов.

Редакция Vanity Fair побеседовала с несколькими бывшими сотрудниками Майер. Один из них заметил: «Всё, что делала Марисса — меняла пиксели местами. С годами она становилась всё более и более авторитарной. Могла отвергнуть макет только потому, что ей не понравился цвет — или у неё просто не было настроения. Недовольство в команде росло со страшной силой».

Другой бывший коллега Майер пояснил — Марисса всегда считала, что она права, даже если это было не так. Она стала настоящей помехой для сотрудников. Так как именно через Майер должны были согласовываться любые детали интерфейса, работникам приходилось стоять часы в очереди к двери её кабинета. С каждым она подолгу беседовала — от этого очередь только росла.

Одна из поклонниц Мариссы Майер, бывшая сотрудница Google Джесс Ли, однажды выступила в защиту такого режима. По её мнению, очередь — это высшее проявление демократии со стороны Майер. Она не отдавала никому приоритета, не было работников, которые могли попасть к ней на прием быстрее, миновав часы ожидания — была только очередь, и каждый желавший увидеть Мариссу был вынужден подождать.

Сама Майер не раз отмечала, что она требовала согласования на всех этапах лишь потому, что заботилась о внешнем виде продуктов. Многие команды, по её словам, если их не контролировать, перегрузили бы интерфейс лишними элементами. Майер была категорически против этого.

Недовольство сотрудников вызывала и публичность Майер. Сами основатели компании Ларри Пейдж и Сергей Брин не общались с прессой — они считали, что говорить должны не они, а их продукт. Зато этим охотно занималась Майер. Глянцевые издания преувеличивали роль Майер в компании, журналисты писали, что Марисса чуть ли не отвечает за все процессы, которые происходят в Google — что было далеко от правды. Майер не имела никакого отношения к взаимодействию с корпоративными клиентами, она не принимала участия в разработке алгоритмов, она даже не проектировала интерфейсы продуктов — а лишь утверждала их.

Тем не менее, миф о суперженщине казался журналистам очень привлекательным, да и сама Майер охотно его поддерживала — устраивала яркие вечеринки («В стиле Вилли Вонки», считает один из бывших коллег Майер), достойно держалась на публике, читала лекции для студентов, вышла замуж за предпринимателя.

Своей педантичностью, трудоголизмом и желанием за всем проследить Майер, вероятно, нажила себе в Google не одного врага. Как отмечает бывший подчиненный Майер, ярче всего это демонстрирует тот факт, что после перехода Мариссы в Yahoo за ней не последовал ни один инженер. Ходят слухи, что однажды несколько сотрудников Google поставили руководству компании ультиматум: «Либо мы, либо она». В конце 2010 года Майер перевели на другую позицию — она стала руководить картографическим проектом Google Maps.

В то время «центром вселенной» в Google был поиск — все остальное рассматривалось как далекие и не очень перспективные проекты. Здесь проявилась выдержка Майер: она могла бы всё бросить и уйти, но она осталась в компании. В интервью глянцевым журналам она рассказывала, что теперь в её подчинении гораздо больше человек, чем раньше — и перевод в Maps она рассматривает как повышение.

В апреле 2011 года место генерального директора компании занял Ларри Пейдж. Он распустил операционный комитет, членом которого была Майер, и собрал высокоуровневый комитет под названием «Команда L» — куда Майер, в отличие от её коллег Сьюзан Войжицки и Салара Камангара (руководители YouTube), не пригласили.

По словам сотрудников Google, Майер — не единственная, кто потерял свою должность. Эти перестановки были сделаны не столько для того, чтобы «убрать» Мариссу, сколько для того, чтобы обозначить, что компанией должен руководить один человек, а не несколько. Однако Майер задело это решение. Она стала еще сильнее и жестче. Она выступала на конференциях, давала интервью, словом — продемонстрировала, что её так просто не сломать.

Yahoo

В 2012 году совет директоров Yahoo предложил Мариссе Майер должность генерального директора находящейся на тот момент в кризисе компании. Было и еще несколько кандидатов. Топ-менеджер Google вызывала у совета директоров больше всего сомнений: их смущала её страсть к публичности, неопытность в вопросах ведения бюджета и сокращения сотрудников, и то, что до этого Майер работала в Google, где никого не заботило, сколько денег она потратила и как к ней относятся рекламодатели.

Еще одной проблемой для Мариссы стало то, что, когда она получила предложение, топ-менеджер уже была беременна — если бы об этом узнал совет директоров Yahoo, то ей было бы очень сложно убедить его членов, что она все-таки годится на должность генерального директора.

Марисса провела блестящую презентацию. Она представила руководству компании продуманный до мелочей план по выводу Yahoo из кризиса, который затрагивал все аспекты деятельности корпорации. По словам одного из бывших членов совета директоров, присутствующие были приятно шокированы. Она заверила руководство, что окружит себя сильными людьми, которые помогут ей преодолеть свои слабые стороны. Лишь в июне, уже заняв руководящую позицию, она призналась совету директоров, что находится в положении — но это не показалось большой проблемой.

По настоянию совета Майер организовала встречу с еще одним кандидатом на роль генерального директора Yahoo — Росса Левинсона, временно исполнявшего обязанности руководителя, пока инвесторы искали нового. Совет директоров надеялся, что Майер удастся убедить Левинсона остаться в компании — но Марисса не явилась на назначенную встречу. Вскоре после этого эпизода Левинсон ушел из Yahoo.

Требования к зарплате у Майер были необычные — её не волновали бонусы, компенсационные пакеты и опционы. Её заботило, какие цифры появятся в прессе — новый генеральный директор Yahoo желала, чтобы они отражали то, что она стала зарабатывать больше, чем в Google.

Первым делом Марисса Майер занялась преобразованием корпоративной культуры компании. Она ввела бесплатное питание и запретила сотрудникам работать удаленно. Подарила каждому сотруднику финтес-браслеты Jawbone Up и выдала всем работникам по смартфону на iOS или Android. Уровень удовлетворенности сотрудников Yahoo достиг самой высокой отметки за всё время существования компании — по данным исследовательского агентства Glassdoor, по шкале от одного до пяти после прихода Майер оценка закрепилась на уровне 3,7.
Уровень доверия работников Yahoo к новому генеральному директору через год после её прихода составлял 84% (на 7% ниже, чем сразу после назначения) — не 95%, как у Ларри Пейджа в Google, но всё равно впечатляющий результат по сравнению с предшественниками (один из бывших директоров Yahoo понизил уровень доверия к себе с 85% до 31% всего за один финансовый квартал).

Майер на своем примере показала сотрудникам, как нужно относиться к работе — родив ребенка, уже через две недели она вышла из декретного отпуска. В офисе оборудовали детскую, а для заботы за малышом Майер наняла няню.

Марисса без сожаления рассталась с людьми, которым, как она считала, нет места в Yahoo. Несмотря на то, что она пообещала операционному директору Майклу Баррету не увольнять его, через некоторое время Баррет обнаружил, что его место уже занято — об этом узнал из газет. Баррет связался с Майер и та сказала, что не могла сказать ему об увольнении лично.

При своей любви к публичности, Майер отказалась принять на работу оскароносную голливудскую актрису Гвинет Пэлтроу. Пэлтроу претендовала на должность редактора ресурса Yahoo Food. Автор издания The New York Times Николас Карлсон полагает, что причиной стало отсутствие у актрисы законченного высшего образования (Пэлтроу отучилась год в Калифорнийском университете, а затем оставила вуз, чтобы полностью посвятить себя профессии).

Марисса провела редизайн большинства сервисов Yahoo, обновила домашнюю страницу, Flickr (хотя им сотрудники активно занимались и до прихода Майер), портал новостей и игру Fantasy Football.

В Yahoo Марисса не изменила своим привычкам. По словам одного из дизайнеров, уволившегося из компании, однажды Майер продолжительное время спорила с ним о том, какой ширины должна быть рамка на странице — и «довела» его тем, что попросила обосновать, что лучше для интерфейса — три или пять пикселей.

Она по-прежнему заставляет людей ждать. Марисса вечно опаздывает на встречи с топ-менеджерами (занятно, что на встречах с обычными сотрудниками она себе такого не позволяет). В 2012 году Майер запланировала встречу с руководством компании, на которой собеседники намеревались обсудить бюджет Yahoo на следующий год, — и проспала её на три часа. Многие успели уйти, прежде чем она наконец появилась. Такие ситуации повторялись и потом.

Шоппинг и конфликт с инвесторами

Заняв должность генерального директора Yahoo, Марисса Майер начала скупать стартапы и их команды. За два с половиной года работы Майер приобрела около сорока молодых компаний. Некоторые из них интегрировались с командой Yahoo, некоторые — остались самостоятельными (например, Tumblr). Сама Майер утверждает, что приобретает стартапы для того, чтобы омолодить аудиторию продуктов компании и влить свежую кровь в команду Yahoo. 

Майер не собирается останавливаться — об этом она заявила на своем выступлении в ответ на публичную критику от одного из инвесторов. Она отметила, что купит столько стартапов, сколько сочтет нужным, а инвесторам следует обратить внимание на то, сколько прибыли она возвратила им за два года и насколько поднялся курс акций за время её пребывания на посту генерального директора.

За первый год работы Майер в компании стоимость акций Yahoo выросла на 71%. 15 июня 2012 года, за день до назначения Майер, цена одной акции составляла $15,36. 14 июня 2013 года — $26,28. На момент написания материала акция Yahoo стоит $42,57 — это в 2,77 раз больше, чем в день, когда Майер заняла должность генерального директора.

Аналитики, правда, не уверены, что рост доходов Yahoo — всецело заслуга Мариссы Майер. Большую роль сыграли выход на IPO китайского гиганта Alibaba, держателем акций которого является Yahoo, и рост отделения Yahoo Japan, в котором у Yahoo тоже есть доля.

Инвесторы настолько недовольны деятельностью Майер, что как минимум двое из них предлагали генеральному директору AOL задуматься о выкупе Yahoo и просили его возглавить объединенную корпорацию. Марисса тем временем представила план продажи акций Alibaba. Генеральный директор Yahoo организовала дочернюю к Yahoo компанию под названием Spin Go, которой будут переданы все акции Alibaba, принадлежащие Yahoo. Это позволит сократить налоговые выплаты по азиатским активам.

В конце января 2015 года стало известно, что Майер надеется встроить технологии Yahoo поиском по умолчанию в iOS. Сейчас эту позицию занимает Google, но контракт c Apple скоро истечет, и перед производителем iPhone и iPad станет выбор: продлевать договор с Google или искать новый поисковик. Убедить Тима Кука, что новым поиском по умолчанию должна стать Yahoo, будет сложно — издание MacDigger считает, что для этого потребуются «железные доводы», но Марисса очень стремится к этому.

Система OrphusОшибка в тексте статьи?   Выделите ошибку  и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Это интересно:

ОБЗОРЫ

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

УСТРОЙСТВА И АКСЕССУАРЫ

ИНСТРУКЦИИ, СОВЕТЫ И СЕКРЕТЫ